Тяжесть повторного постковидного синдрома зависит от иммунитета человека В Москве сегодня «Оранжевый» уровень опасности из-за жары и ливней В Волновахе нас просили, чтобы Россия не уходила с их территории... Лесной пожар у села Арылах в Якутии ликвидирован Движение по трассе «Лена» осуществляется в штатном режиме

Стратегически важный для Якутии поселок на отшибе цивилизации


ИА SakhaNews.  Известный в Якутии журналист Маргарита Нифонтова недавно вернулась из командировки в Усть-Янский район, который в советское время был одним из самых развитых промышленнных в республике, сейчас он по своему экономическому развитию депрессивный. Такие некогда многолюдные поселки, как Кулар, Тенкели, давно закрыты, с ними все ясно.

А что, скажем, сейчас происходит с поселком городского типа Нижнеянском? Страница(сайт) этого поселения есть на официальном портале госорганов Якутии, но информации, которая бы позволила получить хоть какое-то представление о нем, нет. Точнее даже, вообще нет какой-либо информации. Это его положение на официальном сайте республики иллюстрирует то, в каком положении сегодня реально находится Нижнеянск: он вроде есть и его как бы нет...

Маргарита Нифотонтова в своем телеграм-канале напоминает, что  Нижнеянск находится за Северным полярным кругом, в устье реки Яна, в нескольких километрах от моря Лаптевых. "В общем, севернее и суровее места сложно себе представить.

Здесь находится крупный речной порт, который играет важнейшую роль в снабжении всего Северо-Востока Якутии. Система такая: суда класса река-море заходят с моря на бар реки Яна, перегружаются на более мелкие суда, которые потом идут вверх по течению. Так происходит снабжение аж трех арктических улусов Якутии – Усть-Янского, Верхоянского и Эвено-Бытантайского.

Но вот ведь парадокс – при всей своей важности для Якутии Нижнеянск давно превратился в место на отшибе цивилизации...  люди там не живут, и выживают. У меня сложилось полное впечатление, что их бросили там и забыли".  

"Я приведу пример, как мы добирались до Нижнеянска. Три часа на самолете от Якутска до Усть-Куйги, затем почти 12 часов на катере по Яне с двумя мощными моторами. Один из них к концу сломался, кое-как дотянули до поселка на другом.

Яна, как я убедилась, река очень суровая, огромная, с мощным течением. Когда мы ехали, был сильный ветер и волны. Колыхало так, что мы подпрыгивали до потолка катера. Заливало сверху через люк водой. Честно, в какие-то моменты я думала, что все, конец. И даже думала, что Яна – очень мутная по своей консистенции, потом и не найдут если что.

Но это мы ехали на катере. А нижнеянцам предлагается воспользоваться неким речным такси. Но и тут засада. Во-первых, доходит это такси до Нижнеянска  последним в силу географического положения. Во-вторых, из-за загруженности берут из поселка максимум пять человек. В-третьих, на обратном пути уставший судоводитель должен отдохнуть, он идет спать в село Казачье. А пассажиры остаются в лодке на реке, в любую погоду, и в скрюченном состоянии вынуждены ждать утра".

"А как же наша авиация, спросите вы? А никак. Вертолеты, как сказали нижнеянцы, здесь бывают два раза в год – осенью, когда вывозят отбывших вахту речников, и зимой, когда представители правительства республики прилетают с отчетами. Все".

"Раньше, кстати говоря, был регулярный рейс. А потом его посчитали нерентабельным и просто отменили.
И самое удивительное в том, что в Нижнеянске есть нормальная взлетная полоса, которая может принимать даже самолеты. И даже два сотрудника федерального казённого предприятия «Аэропорты Севера» есть!

С одним из них я долго беседовала лично. Они готовы принимать суда, как только они пойдут. Сами ждут их. Это те самые старожилы, которые еще держатся за поселок. Когда я спросила, когда он приехал сюда, про семью, пожилой человек заплакал. Долго говорили, в конце он сказал четко разделяя слова: «Все, что здесь натворили, за один год не исправить. Время нужно. Но… не получается что-то». Мне и самой в этот момент хотелось заплакать..."

 "Допустим, каким-то чудом нижнеянец добрался до Усть-Куйги. Что его ждет дальше, если ему нужно лететь? А 28 тысяч за билет от Усть-Куйги до Якутска. Когда мы брали билеты по такой стоимости, я подумала, что у нас прописка города Якутска, поэтому так. Ведь было же на всех углах заявлено, что теперь жители арктических улусов могут летать домой по существенно сниженной стоимости. Я спрашиваю нижнеянцев: «Как же так?» А они в ответ: «Так этих билетов не достать в принципе». Ну, как так?"

 "...власти поселка ежегодно, с завидным упорством и занудством ставят вопрос – вертолет, вертолет, вертолет... А глава района, обращаясь к директору «Полярных авиалиний», Нижнеянск даже не упоминает..."

 "Вот тут в комментариях некоторые пишут – закрыть поселок! Ребята дорогие, Нижнеянск – это не Кулар или Северный, которые закрыли, забыли и даже из памяти старательно стерли. Нижнеянск – это стратегический поселок для Якутии, для северного завоза, для снабжения целых трех улусов республики. Его нельзя просто так взять и закрыть! Что, тогда Усть-Янский, Верхоянский и Эвено-Бытантайский улусы тоже закроем?

В том-то весь и ужас, что стратегически важный населенный пункт для Якутии – Нижнеянск - входные ворота в Яну, находится просто в диком состоянии.

Нерентабельный рейс вертолета раз в месяц, говорите? А что для вас тогда рентабельно? Только бизнес, который пришел в Устьянье и начинает там работу? А кому нужен этот бизнес, если люди вокруг живут как в пост апокалипсисе? Бизнес именно здесь, в Нижнеянске, уже начал, а со временем еще больше будет депонировать свои грузы. То есть не обойтись без поселка, а значит, и без людей.

Или как – оставим речной порт, а нижнеянцев сотрем ластиком, чтобы под ногами не мешались?" 

Так заканчивает одну из своих публикаций о Нижнеянске Маргарита Нифонтова. Далее - ее фоторепортаж о том, что ей довелось увидеть, побывав  в этом поселке на отшибе цивилизации.

ЯКУТСКАЯ АРКТИКА. НИЖНЕЯНСК - ЛЮДИ БРОШЕНЫ НА ВЫЖИВАНИЕ

Я бывала в заброшенных поселках, видела такие. Но одно дело, когда там нет людей, и, глядя на развалины мысленно представляя себе, какой тут была жизнь - ты испытываешь злость и грусть одновременно. Другое дело, когда ты видишь невообразимые условия, в которых люди жить не должны, но они там живут. Тебя обуревают совсем другие эмоции. Начнем с того, что это самый настоящий ужас.

Представьте себе, хотя бы нас секундочку, что вы живете в поселке, где все, почти все разрушено. Где вокруг грязь, мусор, свалки, останки разрушенных домов, валяющиеся трубы, хлам, забитые или просто выбитые окна разрушенных зданий и какие-то покосившиеся то ли тротуары, то ли что. И куда ни кинь взгляд – так везде, абсолютно везде. И есть лишь один «островок», несколько домов, где еще теплится жизнь. Но можно ли назвать это жизнью, большой вопрос.

Одним словом, для меня нижнеянск (именно так, с маленькой буквы), это теперь имя нарицательное, символизирующее полную разруху, безнадегу и брошенных людей. Теперь, каждый раз читая трутневские и чекунковские рассказы про арктические гектары, арктических резидентов, я буду живо представлять себе следующую картину.

Здесь нет полиции

Здесь просто нет полицейского. Случись что – не случится ничего, преступника никто не остановит. Местные сказали, что знают, конечно, что нужно делать с дебоширом, схватившим ружье, но сидеть потом из-за него никто не хочет.

Здесь нет пожарной части

Есть пожарная машина в нефтебазе, но она может приехать на пожар только зимой, так как находится через реку. Да и по большому счету не обязана приезжать. А потому – раз горит, так пусть горит. Так, пару лет назад здесь сгорел жилой дом. Представляете, жилой дом в Нижнеянске, коих здесь по пальцам пересчитать.